Нефть дорожает по причине боевых действий в Ираке и в Ливии

Лучшие брокеры бинарных опционов за 2020 год:

Содержание

Кому досталась иракская нефть

Иракское правительство распродает контракты на разработку нефтяных месторождений с молотка. Однако, вопреки ожиданиям, достаются они отнюдь не американским компаниям.

В середине сентября в ходе официального визита в Ирак вице-президент США Джо Байден встретился с иракским премьер-министром Нури аль-Малики. Байден пытался убедить его в том, что Ирак не сможет привлечь инвестиции иностранных нефтяных компаний, если будет предлагать им невыгодные контракты.

Американский вице-президент имел в виду вполне определенную историю. 30 июня багдадский отель Rashid принимал целую делегацию представителей крупнейших нефтяных компаний. Руководители американской ExxonMobil, японской Japex, британо-голландской Royal Dutch Shell, французской Total, британской BP и многих других корпораций прилетели в иракскую столицу, чтобы принять участие в первом более чем за три десятка лет масштабном аукционе, на котором разыгрывались 20-летние контракты на разработку иракских нефтяных месторождений. На торгах были представлены крайне привлекательные лоты — крупные месторождения качественной нефти, которую легко добывать.

Иракские власти, конечно, не намеревались расставаться с этим богатством. Они предлагали компаниям вложить средства в восстановление разрушенной нефтяной инфраструктуры и начать добывать нефть по установленной квоте, отдавая все деньги в иракский бюджет. А с того, что удастся добыть сверх квоты, получать фиксированную прибыль. Желающих потратить менее $1 на то, чтобы добыть баррель нефти из-под земли, а получить за его продажу намного больше, нашлось немало. Однако аукцион закончился почти полным провалом.

Иракскому правительству удалось заключить контракт на разработку только одного, самого крупного, месторождения Румайла на юге Ирака. Оно содержит 17 млрд баррелей нефти, почти 15% запасов всей страны. Его согласился обслуживать консорциум из британской компании BP и китайской China National Petroleum. Выяснилось, что условия иракских властей далеко не такие выгодные, как предполагали участники аукциона: с каждого барреля, добытого сверх квоты, BP и China National Petroleum будут получать всего лишь $2, а после уплаты налогов эта сумма снизится до 95 центов. Другим участникам аукциона такие условия показались не очень привлекательными, и они отозвали свои предложения. Американская корпорация ConocoPhillips, например, намеревалась получать $26,7 за баррель при разработке месторождения Бай-Хассан, а иракское правительство было согласно только на $4.

Именно от повторения подобной ситуации и предостерегал Байден иракского премьера. В середине декабря должен пройти еще один крупный аукцион, и, как ожидается, правительство Ирака будет более сговорчивым. Пока большинство иностранных нефтяных компаний остается в Ираке не у дел, и что самое удивительное, среди них оказались американские. Ведь с того момента, когда Соединенные Штаты начали бомбить Багдад, многие эксперты говорили, что американской администрацией руководили два основных мотива: желание США укрепить влияние на Ближнем Востоке путем свержения агрессивного и все более опасного режима Саддама Хусейна и стремление завладеть иракской нефтью.

Конечно, для таких утверждений были свои основания. Но виды на то, что американские нефтяные магнаты умножат свои доходы за счет иракских нефтяных запасов, становятся все неопределеннее. Зато все более четкие очертания приобретает другой вариант развития событий — использование иракской нефти для разрушения монополии ОПЕК.

Два плана в отношении иракской нефти появились в США еще до начала войны. И даже до инаугурации Джорджа Буша и вице-президента Дика Чейни. Американец иракского происхождения Фалах Альджибери рассказал в 2004 году журналисту Грэгу Пэласту, что за несколько недель до вступления Буша в президентскую должность в Белом доме прошло закрытое совещание, на которое пригласили иракских эмигрантов, имевших связи с американскими промышленными корпорациями. Обсуждали возможное нападение на Ирак и послевоенное устройство страны. Альджибери тоже попал на совещание. К тому времени он был признанным специалистом в нефтяной сфере — в 1999 и 2000 годах, к примеру, консультировал Bank of America по вопросам, касающимся ОПЕК.

Встречи с участием иракских специалистов стали регулярными, и к ним присоединились представители американских энергетических компаний. Заручившись поддержкой чиновников из министерства иностранный дел, они начали развивать идею о том, что в послевоенном Ираке нефтяная промышленность должна перейти под контроль единого государственного предприятия, которое заключало бы контракты преимущественно с американскими корпорациями на основе соглашений о разделе продукции (СРП). В соответствии с этим планом американцы получали возможность контролировать весь процесс добычи и транспортировки нефти, а также немалую часть доходов от этого. При этом Ирак должен был сохранять членство в ОПЕК и добывать нефть в соответствии с квотами организации — на уровне 3,5-4 млн баррелей в день. Это помогало бы удерживать высокие цены на нефть — в интересах ОПЕК и добывающих компаний.

Однако этот сценарий в конечном итоге не выдержал конкуренции с планом номер два — так называемым планом неоконсерваторов, который также появился еще до войны. В сентябре 2002 года Ариэль Коэн из института Heritage Foundation опубликовал статью «Дорога к экономическому процветанию для Ирака после свержения Саддама Хусейна». Коэн выдвинул смелую идею — приватизировать всю нефтяную промышленность Ирака. Дюжина компаний, которые станут ею управлять, писал эксперт, будут конкурировать, поднимая уровень добычи. Это приведет к мощному увеличению экспорта, и странам ОПЕК придется реагировать: они начнут нарушать квоты, и высокие цены на нефть поддерживать не удастся. К тому же появление на нефтяном рынке нового игрока позволило бы удовлетворять спрос на энергоресурсы, который в ближайшие два десятка лет может вырасти в полтора раза.

Лучшие брокеры с русскими сайтами:

Эта идея нашла поддержку на очень высоком уровне. Ее дальнейшей разработкой занимались члены администрации Джорджа Буша и представители консервативных исследовательских институтов, и через некоторое время позиция неоконсерваторов стала официальной позицией американского правительства. Специальная комиссия, в которую входили представители министерств обороны, внешней политики и финансов Соединенных Штатов, опубликовала в феврале 2003 года проект послевоенного устройства Ирака под названием «Переход иракской экономики от восстановления к стабильному развитию». На 73-й странице в нем отмечается необходимость «приватизации иракских нефтяных и смежных с ними предприятий».

В тот момент казалось, что боевые действия в Ираке удастся закончить быстро и контроль послевоенной ситуации будет целиком в руках лояльной США администрации. Однако все оказалось немного сложнее. Затянувшаяся война и нежелание иракских властей во всем повиноваться Вашингтону сделали невозможным точное выполнение какого бы то ни было плана. У нефтяных компаний снова появилась возможность отстаивать свои интересы, и борьба с неоконсерваторами продолжилась.

Через месяц после вторжения Соединенных Штатов в Ирак туда прилетел Филип Кэрролл, бывший глава американского отделения компании Shell Oil. Формально он был назначен советником иракского министерства нефтяной промышленности, но фактически руководил составлением планов развития всей нефтяной отрасли Ирака. Кэрролл стал главным защитником интересов компаний из стран коалиции и отчетливо дал понять Полу Бремеру, главе гражданской администрации Ирака, что не допустит приватизации иракских нефтяных ресурсов. В разговоре с Грэгом Пэластом Кэрролл позже сказал: «Многие неоконсеваторы смотрят на рынки, на демократию и на все остальное с идеологической точки зрения. Все без исключения международные нефтяные компании, наоборот,— крайне прагматичные коммерческие организации». И добавил: «Идея передать контроль над иракскими ресурсами в частные руки могла прийти в голову только безмозглому».

В поддержку своих аргументов против приватизации Филип Кэрролл мог сослаться на статистику нападений на нефтяную инфраструктуру. Только за три летних месяца 2003 года иракские боевики 13 раз атаковали трубопроводы и другие объекты нефтяной промышленности. Впоследствии эти атаки стали привычными, и их число достигло нескольких сотен. «Мы зафиксировали резкий рост количества терактов, нацеленных на нефтяные объекты после того, как стало известно о грядущей приватизации,— рассказывал Фалах Альджибери.— Повстанцы как будто обращались к иракскому населению со словами: «Смотрите, вы теряете свою страну, вы отдаете ресурсы кучке богатых миллиардеров, чтобы они пришли сюда и сделали вашу жизнь жалкой»».

В сентябре 2003 года Кэрролла сменил Роб Макки, глава одного из дочерних предприятий американской энергетической корпорации Halliburton и друг ее акционера и бывшего исполнительного директора Дика Чейни. Макки заказал новый план реформирования иракской нефтяной промышленности. Его составление министерство иностранных дел США поручило известной консалтинговой компании Bearingpoint, а главными идейными вдохновителями работы над планом стали руководители и консультанты нефтяных корпораций. Именно тогда у них появилась возможно приступить к реализации своей программы по созданию в Ираке государственного нефтяного предприятия, с которым иностранные компании могли бы заключать выгодные соглашения.

Итогом их плодотворной работы стал документ под названием «Варианты создания стабильной нефтяной промышленности в Ираке в долгосрочной перспективе», который появился в декабре 2003 года. Его составители, советуя иракским властям как можно активнее привлекать в страну инвестиции, прозрачно намекнули им, что стоит справедливо делиться с иностранными нефтяными компаниями прибылями от добычи. «Страны, которые не предлагают нормы прибыли с учетом рисков,— написали они,— вряд ли смогут достичь значительных объемов внешних инвестиций, какими бы богатыми ни были их геологические ресурсы».

Менее чем через год этот план лег в основу проекта так называемого закона о нефти, который должен был стать главным инструментом регулирования иракской нефтяной промышленности. Он получился еще более выгодным для международных корпораций. Их представители могли в соответствии с законом получить места в Федеральном совете нефтяной промышленности и влиять на то, с кем и на каких условиях заключаются договора.

После парламентских выборов, состоявшихся в Ираке 15 декабря 2005 года, в стране наконец появился действующий парламент, и к середине 2006 года было сформировано правительство с премьер-министром Ибрагимом Джаафари во главе. После нескольких месяцев обсуждений члены правительства одобрили проект закона о нефти и попытались быстро провести закон через парламент. Но у них ничего не вышло. Американский вице-президент Дик Чейни, со своей стороны, тоже подгонял депутатов, сказав на одной из пресс-конференций, что «с вопросами нужно разбираться в темпе» и что «неуместные задержки трудно поддаются объяснению». Однако против закона долгое время выступали представители курдского региона, где находятся одни из самых больших месторождений нефти. Пользуясь определенной автономией, правительство Иракского Курдистана не хотело, чтобы всей нефтью в стране управляло предприятие, подчиненное центральным властям. К тому же в оппозиции закону оказались почти все профсоюзы нефтяной промышленности Ирака. И хотя его три раза переписывали, он до сих пор не принят.

Возможно, этот закон не будет принят никогда. Сейчас уже известно, что в иракском парламенте появился альтернативный проект энергетического законодательства, разработанный без консультаций с американцами. После 20 сентября нынешнего года члены комитета нефти, газа и природных ресурсов иракского парламента обещали начать обсуждение нового закона. В нем есть пункт о создании государственного предприятия, но оно уже не будет заключать щедрые соглашения о разделе прибыли. Вместо этого предлагается такая же модель работы с иностранными компаниями, по которой власти Ирака заключали договоры на аукционе в августе,— небольшая часть доходов в обмен на крупные инвестиции.

Последний шанс обеспечить себе привилегированный доступ к крупнейшим иракским месторождениям нефтяные корпорации упустили около года назад. 30 июня 2008 года иракское правительство заявило о том, что собирается заключить с компаниями Shell, BP, ExxonMobil, Chevron и Total контракты сроком на один-два года, не проводя при этом никаких тендеров. Это позволило бы западным компаниям обосноваться в Ираке и потом продлить контракты. Иракские власти впервые подпустили иностранных инвесторов к крупным месторождениям. Но то, что они сделали это, не рассмотрев предложения других компаний, вызвало подозрения, что решение было политическим. Контракты столкнулись с оппозицией внутри иракского парламента и американского конгресса. Их подписание затянулось, и 11 сентября прошлого года иракское правительство приняло решение их отменить.

После этого федеральные иракские власти выбрали другой путь. Они стали заключать нефтяные контракты по новой схеме — с фиксированной оплатой услуг по разработке и добыче нефти. В ноябре 2008 года они, к примеру, предложили именно эти условия китайской компании China National Petroleum, которая разрабатывает небольшое нефтяное месторождение Ахдаб к югу от Багдада.

Курдское региональное правительство, пользующееся широкой автономией, пытается самостоятельно привлекать иностранные компании, предлагая им договоры наподобие СРП, но они, за редким исключением, признаются центральными властями незаконными. Такие соглашения блокируются, а компании, которые уже успели их заключить, рискуют получить от Багдада запрет на ведение бизнеса в Ираке.

«Любое соглашение, достигнутое в обход федерального правительства, будет признано недействительным»,— сказал на пресс-конференции в апреле нынешнего года министр нефтяной промышленности Ирака Хусейн аль-Шаристани. В то же время он выразил надежду, что Ирак с помощью иностранных инвестиций сможет в относительно короткие сроки восстановить нефтяную инфраструктуру. А значит, и увеличить объемы добычи.

На данный момент, по его словам, в Ираке каждый день добывается 2,4 млн баррелей нефти — меньше, чем накануне вторжения. Но за следующие пять лет, считает аль-Шаристани, этот показатель можно довести до 6 млн баррелей в день. Это значит, что каждый год объемы ежедневной добычи нефти в Ираке будут расти на 720 тыс. баррелей. Аль-Шаристани не стал уточнять, как Ираку удастся этого достичь, оставаясь в составе ОПЕК. Дело в том, что в последние десять лет спрос на нефть из стран этой организации каждый год увеличивался в среднем на 500 тыс. баррелей в день. Вряд ли члены ОПЕК захотят, чтобы растущий спрос компенсировался исключительно за счет растущих поставок из Ирака.

Сейчас квота главенствующей в ОПЕК Саудовской Аравии, разведанные нефтяные запасы которой вдвое превышают иракские, установлена на уровне примерно 8-10 млн баррелей в день. И Ирак, очевидно, готовится составить ей конкуренцию, метясь для начала на второе в организации место по уровню добычи. Возможности для этого у него есть. Из 78 его месторождений пока разрабатывается не более 20. К тому же на западе страны, где нефть почти не добывается, могут быть скрыты такие же богатые запасы, как и на востоке. Некоторые эксперты считают, что с помощью тщательной геологической разведки в Ираке можно найти до 350 млрд баррелей нефти, то есть в три раза больше, чем у него есть сейчас.

Иракские власти под руководством премьера Нури аль-Малики заинтересованы в том, чтобы развивать энергетический сектор, потому что 75% бюджета пополняется доходами от продажи нефти. Без этого экономика страны не восстановится, и нынешнему правительству будет трудно сохранить поддержку населения. Поэтому перед парламентскими выборами, которые состоятся 30 января следующего года, иракские власти попытаются привлечь максимум иностранного капитала в нефтяную отрасль. Они уже объявили о том, что на декабрьском нефтяном аукционе предложат инвесторам более выгодные условия.

Администрация Барака Обамы, хоть и старается отстраниться от всего, что связано с именем Джорджа Буша, преследует ту же политику в отношении иракской нефти. Конечно, о плане неоконсерваторов по приватизации нефтяных месторождений никто уже не вспоминает. В поисках собственного благополучия, а затем и политического влияния Ирак и сам постарается ослабить влияние ОПЕК в определении цен на нефть. Как только это произойдет, стоимость нефти, очевидно, станет снижаться, что позволит Соединенным Штатам сэкономить немало средств на импорте энергоресурсов. И тогда иракская кампания может перейти из расходной части американского бюджета в доходную.

Черное золото дорожает: Ливия погрузилась в нефтяные войны

Средиземноморское побережье Ливии — во власти топливных войн. Накануне атаке боевиков подверглись два крупных нефтехранилища и электростанция. Жертвами боевых действий в районе «Магрибского полумесяца» стали более 20 военнослужащих. И пока Триполи решает проблему экспорта черного золота в соседние страны, исламисты публикуют в соцсетях новости с нефтяного рынка: там наблюдается существенный скачок цен.

Экономике Ливии нанесли удар ниже пояса. Исламисты выпустили ракеты по одному из крупнейших нефтяных портов страны – Рас-Лануф. Несколько залпов сделали с судна в открытом море прямо по хранилищам топлива, которое должно было пойти на экспорт. Практически одновременно боевики атаковали и аэропорт нефтедобывающей компании «Аль-Фиба».

Читаем внимательно:  Брокер Porter Finance – бинарные опционы, официальный сайт PorterFinance.com

Бои за контроль над нефтяным полумесяцем в районе залива Сидра идут уже около месяца. Наступление здесь ведет группировка «Рассвет Ливии». И за исключением нескольких точек во власти боевиков уже вся западная часть страны. С августа 2020 года исламисты контролируют Триполи. Для того, чтобы полностью лишить парламент и премьера власти, боевикам осталось лишь выиграть битву за нефть.

«Они уничтожают нефть, чтобы лишить влияния своих политических противников и потому что нефть — это единственное, что нужно от Ливии Западу», — считает один из экспертов.

96 процентов доходов Ливия получает от экспорта нефти. Другой хоть сколько-нибудь значимой промышленности в стране нет. И только за последний год объемы добычи черного золота в стране сократились в 7 раз. Издержки исчисляются сотнями миллиардов долларов. Две недели закрыты крупнейшие порты страны Рас-Лануф и Эс-Сидр. Поставки нефти по трубопроводам в Италию уже снизились почти вдвое. И сейчас может встать вопрос о полном прекращении транзита.

После таких новостей с побережья Ливии мировые цены на нефть пошли вверх, а правительство, которое и так уже несколько месяцев работает в изгнании в Тобруке, лихорадочно думает, где брать деньги. Ведь только на охрану нефтепроводов и шахт власти ежемесячно тратят миллионы долларов.

«Рассвет Ливии» хочет установить полный контроль над добычей и экспортом нефти. Это обеспечит финансовую поддержку их террористических операций. Они действуют по примеру сомалийских боевиков из группировки «Аш-Шабаб» и террористов в других странах мира», — отмечает спикер изгнанного в Тобрук парламента Ливии Фарадж Хасем.

О каких других странах идет речь, догадаться не сложно. Крупнейший в мире нелегальный экспортер нефти – группировка «Исламское государство», которая базируется в Ираке и Сирии. На продаже энергоресурсов боевики зарабатывают по три миллиона долларов ежедневно. Топливо они согласны продавать по бросовой цене в 25-30 долларов за баррель.

При этом и в Ираке, и в Ливии билет на вход в нефтехранилища исламисты получили как раз после крестовых походов Запада под флагом демократии. А пока жители Ближнего Востока и Северной Африки осваивают азы этой самой демократии, на черном рынке продолжают каждый день радоваться новым партиям дешевого черного золота.

Почему упали цены на нефть и как это влияет на Россию? Цены на нефть упали почему

причины, возможные последствия. Чем грозит падение цены на нефть России? :: BusinessMan.ru

Стоимость нефти, как и других основных энергетических ресурсов, имеет прямое влияние на экономические процессы в мире. Значительное падение цен на нефть для стран стран-потребителей стало благом, а для экспортеров чуть ли не катастрофой. Но так ли все печально на самом деле? Давайте выясним, чем грозит падение цены на нефть России.

Причины падения стоимости

Прежде всего давайте рассмотрим основные причины падения цен на нефть. Ведь только определив первопричины, можно спрогнозировать дальнейший ход событий, и их последствия.

Ни для кого не секрет, что в 2020 году произошло резкое падение мировых цен на нефть, которое, по большому счету, продолжается до сих пор, сменяясь короткими периодами незначительного повышения стоимости. Данное явление уже приобретает долгосрочный характер.

Главные причины падения цен на нефть эксперты называют следующие:

  • падение уровня спроса;
  • сланцевая революция;
  • боевые действия на Ближнем Востоке;
  • спекуляции на рынке;
  • разочарование инвесторов;
  • укрепление доллара.

Каждая из вышеназванных причин имеет различный уровень влияния на падение стоимости черного золота, но при этом все они вносят свою лепту в этот процесс.

Подробный анализ причин

Снижение спроса на нефть в первую очередь вызвано кризисными явлениями, которые сейчас происходит в мировой экономике. Это означает, что снижается уровень производства, а значит, и потребления нефтепродуктов. В первую очередь это касается замедлением роста экономики стран ЕС и Китая.

Сланцевая революция также внесла свой вклад в падение цен на нефть. Передовые технологии, которые позволяют добывать сланцевую нефть, ранее практически недоступную, привели к увеличению предложения на рынке, что не может не повлиять на снижение стоимости.

Казалось бы, что боевые действия на Ближнем Востоке, наоборот, должны способствовать росту цен на нефть. Собственно, так и было в большинстве предыдущих военных конфликтов. Но на этот раз различные группы боевиков, нуждаясь в живых деньгах, начали продавать нефть, добываемую на контролируемых ими территориях, по демпинговым ценам. Конечно, этот факт влияет на падение цен на нефть, хотя и является далеко не главным фактором.

Спекуляции на рынке способны повлиять в краткосрочном периоде на падение нефтяных котировок. В долгосрочном периоде этот фактор играет все-таки незначительную роль.

В предыдущие годы цена на нефть взлетела на заоблачные высоты. Инвесторы массово скупали нефтяные фьючерсы. Но как только цена начала падать, они стали так же стремительно стараться избавиться от них, что, в свою очередь, добавило масла в огонь.

Конечно, не последнюю роль в падении цены на нефть играет объективное укрепление доллара. Ведь мировые котировки формируются именно относительно американской валюты, а если она дорожает, то остальные активы падают в цене.

К вышеуказанному перечню некоторые эксперты добавляют и политические версии. Например, часто можно слышать заявления о том, что падение цен на нефть вызвано сговором США и Саудовской Аравии против России. Но эти версии носят конспирологический характер и серьёзными аналитиками не рассматриваются.

Хронология падения

За последнее десятилетие мир привык к высоким ценам на черное золото. Так, в 2008 году цена на нефть марки Brent достигла максимума и приблизилась к отметке в 150 долл./баррель. Правда, после начала мирового финансового кризиса она значительно упала, но затем вновь пошла в рост и до середины 2020 года превышала 100 долл./баррель.

Но именно с этого момента началось её новое обвальное падение. К концу 2020 года её стоимость уже была в районе $60. А в феврале 2020 года цена достигла минимума, опустившись за отметку $30. Впрочем, в настоящее время цена на нефть опять стала показывать рост, но временное ли это явление или долгосрочная тенденция, пока сказать трудно.

Прогнозы

Давайте теперь рассмотрим основные прогнозы специалистов о том, как будет себя вести стоимость нефти в ближайшем будущем.

Среди аналитиков нет однозначного мнения по этому поводу. Одни из них считают, что стоимость черного золота в 30 долларов за баррель – это дно. На этом падение цен на нефть прекратится, и они резко пойдут вверх.

Другие эксперты, наоборот, утверждают, что цене вполне по силам побить новые рекорды. Самые смелые из них говорят о том, что даже стоимость в 20 долларов за баррель может оказать не пределом. Небольшие подорожания нефти, которые периодически происходят, специалисты, разделяющие данную точку зрения, считают временным явлением.

Поэтому в настоящей ситуации дать точный прогноз о дальнейшем поведении котировок черного золота довольно затруднительно.

Последствия снижения стоимости

Теперь давайте выясним, чем грозит падение цены на нефть для мировой экономики в целом и для отдельных стран. Это очень важно для осознания возможных экономических последствий данного процесса. Отдельно остановимся на том, чем грозит падение цены на нефть России.

Прежде всего нужно уяснить, что на мировом рынке нефти существуют два вида стран: экспортеры и импортеры. Первые главным образом продают добытое черное золото, а вторые – покупают. Причем совсем не обязательно те страны, которые закупают нефть, не имеют её запасов на своих территориях. Так, США и Китай занимают, соответственно, третье и четвертое место в мире по объемам добычи нефти. Но, несмотря на это, являются в основном импортерами этого продукта, так как объемы добычи недостаточны для того, чтобы покрыть потребности этих мощнейших мировых экономик.

Исходя из этого можно сделать вывод, что для стран-экспортеров дальнейшее снижение стоимости нефти невыгодно, а вот тем государствам, которые её покупают, это как раз на руку.

Кроме того, нужно заметить, что низкие цены на энергоресурсы стимулируют развитие производства. Мировой кризис тормозит развитие экономик, тем самым снижая спрос на нефть. А значит, и её цену. Когда цена достигает минимальных размеров, это уже, наоборот, благоприятно сказывается на развитии промышленности. Она набирает обороты и требует больше нефтепродуктов. Данное положение вещей приводит к росту цены на нефть. Вот так действует закон экономического равновесия.

Экономика всех стран-экспортеров нефти в той или иной мере негативно переживает падение цен на черное золото. Но у одних государств она полностью ориентирована на экспорт данного сырья, а у других существуют и другие значимые сектора народного хозяйства. Естественно, что первая группа стран переживает падение котировок на нефть в более сложных условиях, чем вторая. К этим государствам в первую очередь относится Венесуэла, Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива.

Значение нефтяной отрасли в России

Доходы от нефтяной отрасли составляют существенную часть бюджета России. Хотя, доля выручки от реализации нефти и газа за рубеж не превышает 50% ВВП, как считают некоторые, а составляет только около 16%.

Но при этом нужно учесть, что многие сектора в других отраслях хозяйствования финансируются именно за счет «нефтяных» денег. Таким образом, от величины выручки от реализации нефти прямо зависит финансирование других отраслей экономики, а значит, и их доходность.

Как видим, реальный объем косвенного влияния нефтегазоносной отрасли на всю экономику России действительно превышает 50%.

Что ждет Россию?

Теперь давайте выясним, что же означает падение цены на нефть для России.

Как и для любой страны, у которой значительная часть экономики в той или мере опирается на нефтедобывающую отрасль, дальнейшее снижение стоимости черного золота или стабилизации его котировок на низком уровне не предвещают ничего хорошего.

Прежде всего стоит ожидать снижения ВВП. Насколько оно уменьшится, зависит от того, насколько серьезным будет падение цен на нефть. Почему следует ожидать подобного сценария? Прежде всего потому, что в ВВП страны значительную часть занимают прямые доходы от продажи нефти, а также доходы в тех сферах хозяйствования, в которые инвестируются средства, поступившие от реализации черного золота.

Кроме того, россиянам следует готовиться к снижению объема поступлений в бюджет. Не секрет, что значительную их часть составляют средства от продажи нефти и нефтепродуктов, а также налоги на данные виды товаров.

При дальнейшем снижении стоимости нефти, скорее всего, продолжится падение курса рубля. Это, в свою очередь, будет стимулировать инфляционные процессы в стране, что означает падение уровня жизни населения.

Что делать?

Но из любой, даже самой сложной ситуации, есть выход. Да, этот способ решения проблемы непростой и требует значительно больше времени, чем хотелось бы.

Для того чтобы России в будущем не сталкиваться с кризисными явлениями, вызванными падением стоимости нефти, нужно диверсифицировать экономику, то есть увеличить долю доходов от отраслей не связанных с добычей и реализацией полезных ископаемых. Требуется учесть, что даже если на этот раз цены на нефть поднимутся, то это не означает, что через определенный промежуток времени они не опустятся вновь. Так что проблему в любом случае рано или поздно придется решать кардинально.

Крах или новые возможности?

Таким образом, падение цен на нефть в экономике страны вызывает много негативных явлений, которые могут привести к довольно плачевным последствиям. В то же время ситуация на нефтяном рынке является дополнительным фактором, который заставляет правительство идти по пути модернизации, сокращая долю доходов от продажи природных ресурсов в ВВП страны.

Если в условиях высокой стоимости черного золота подобная ситуация могла заморозиться на долгие годы, то обвал нефтяных котировок заставляет принимать радикальные решения, которые могут привести к значительному росту экономики.

Почему упадет цена на нефть?

Над рынком нефти постепенно «сгущаются тучи», и если не появится ярких спекулятивных факторов вроде погодных условий (ведь сезон ураганов в Мексиканском заливе только начинается), баррель будет плавно снижаться. По крайней мере, большая часть фундаментальных факторов сигнализирует именно об этом.

Фундаментально нефть падает

Во-первых, сильный доллар, который имеет серьёзные шансы на дальнейшее укрепление.

Пятничная статистика по рынку труда в США за август оказалась сильной, в том числе и за счёт максимальных за 9 лет темпов роста заработных плат. Кроме того, приближается время сентябрьского заседания Федеральной резервной системы США, где процентная ставка будет повышена. Рыночные ожидания сигнализируют о 100% вероятности этого. Повышение ставки станет позитивом и хорошей поддержкой для американской валюты.

Во-вторых, вероятность осложнения в «торговых войнах» между США и Китаем может способствовать умеренному сокращению спроса на энергоносители в мире. Это – минус для производителей «чёрного золота» и, соответственно, рыночных цен на него.

Свежая статистика от Baker Hughes по численности буровых установок в США за неделю к 7 сентября не отразила изменений в показателе — индикатор остался на уровне прошлой недели в 1 048 единиц. Для рынка такие показатели не играют роли катализатора. Еженедельные отчёты по запасам нефти и нефтепродуктов в США носят локальный характер, в то время как долларовый фактор и «торговые войны» — долгосрочный.

Стоит также держать «в поле зрения» тот факт, что администрации Дональда Трампа совсем не нравится дорогая нефть.

6 ноября в США запланированы выборы в Конгресс, и для Республиканской партии Трампа высокие нефтяные котировки — дополнительный риск недополучить места в парламенте. Значит, должны быть инструменты, которые политики попытаются применить для ограничения роста цен на сырьё.

А вот технически нефть будет расти

Цена на нефть Brent. Технический прогноз

Оценивая текущую ситуацию по динамике котировок нефти марки Brent, можем наблюдать развитие волны роста после завершения локального даун-тренда. Особенностью текущей ситуации является ускорение развития импульса роста. Пробив линию сопротивления первичного восходящего канала, котировки стремятся к сопротивлению проекционного канала — уровню 78,20. Преодоление этой отметки откроет путь к последнему значимому максимуму — 79,69.

Читайте новости рынка первыми на канале Telegram!

Смотрите также

На смену ОПЕК придет новая организация: США против

Покупка доллара принесет прибыль к концу года

Дмитрий Гурковский

Дмитрий Гурковский, ведущий аналитик RoboForex. Работая несколько лет в сфере технического и фундаментального анализа финансовых организаций, приобрел опыт и навыки, которые помогли ему реализоваться в качестве трейдера-аналитика и портфельного управляющего инвестиционной компании.

Почему упали цены на нефть и какие шансы на восстановление?

Развитие добычи

В 2020 году началось активное падение цен на нефть. Сейчас октябрь, и фьючерсы на “черное золото” торгуются по 71 доллар за WTI и по 80 долларов за нефть марки Brent. С чем связан этот обвал и почему цены так значительно упали?

Летом 2020 года США представили отчет, согласно которому они решились на разработку сланцевой нефти. Это огромные запасы, но добывать их значительно сложнее, нежели традиционные ресурсы. Говоря простым языком, такое сырье находится глубже в земле, в специальных пластах. Но эти объемы существенно расширяют количество потенциальной добычи.

Параллельно с этим, Канада, будучи также одним из мировых лидеров добычи, усиленно развивала направление. Как за счет технологий добычи, так и просто строя больше вышек. Пик пришелся на октябрь 2020 года, тогда в Северной Америке было достигнуто пиковое количество — 1600 буровых установок.

Отчего зависит цена?

Нефть, это не только важный для человечества продукт, но и рыночный товар. Ее курс зависит от спроса и предложения. Спрос формируют страны и их предприятия, которые перерабатывают ее в топливо, каучук и используют в других целях. Тоже самое касается и газа.

Предложение же, это вся добываемая нефть всеми государствами, которые развивают это направление. Самые крупные из них входят в ОПЕК, международную ассоциацию, созданную как раз для контроля цен, отслеживания экологических норм и запасов. После 2020 года, авторитет ОПЕК существенно снизился. Теперь многие страны, в том числе и Россия, добывают столько, сколько захотят и могут. До этого момента, объемы контролировались ассоциацией.

На фоне падения цены, ОПЕК попросту не смог удержать участников от наращивания оборотов. Их логика простая: если товар подешевел, то будет просто продавать его больше. И, конечно же, добывать. Когда товара становится больше, цена на него падает.

Также можно отметить и другие факторы:

  • Отток биржевых трейдеров, формировавших ежедневный спрос и предложение на фьючерсы
  • Напряженная политическая обстановка в Восточной Европе в 2020 году (Россия, Украина, Крым, Донбасс)
  • Избрание Трампа на пост Президента США. Трейдеры попросту не торговали продолжительный период времени, пока выявляли, какой же курс он будет задавать
  • Наращивание и активные продажи нефти с Ближнего Востока
  • Конфликт в Сирии, который негативно сказался на поставки из этого региона и все те же рекомендации ОПЕК
  • Турецкая напряженность. Путин и Эрдоган сумели буквально за года, поругаться, помириться и снова поругаться. Так как Турция — транзит из Ближнего Востока в Европу, то ее состояние важно для рынка
  • Прорывы в области “зеленых” технологий. Но влияние крошечное
Читаем внимательно:  Бинарные опционы как эффективный способ инвестирования

В общем, “карты так сложились”. И все это на фоне наращивания добычи по всем фронтам. Так что параметр “спрос – предложение” сдвинулся именно в сторону повышенного предложения, что бьет по ценам.

Влияние на Россию

Российская Федерация испытывает огромную зависимость от рынка ресурсов. Поставки нефти и газа — основной доход экономики. В 2020 году, падение котировок, вместе с западными санкциями, серьезно ударили по рублю и акциям на ММВБ. Особенно топливного сектора.

В январе 2020 года, нефть упала до 33 – 35 долларов. И это крайне низкий показатель. Благо тогда Россия находилась в неком подвешенном состоянии, после удара по рынку. И за счет низкой базы, обвал был не так заметен. Но ниже 50, и уж тем более 40 — отметка критическая.

Может ли нефть упасть ниже 10 долларов? На современном рынке нет, не должна. Несмотря на завышенное предложения, само вещество остается крайне нужным, сложным в поисках и добыче и полезным. А такой товар не способен быстро обвалиться в цене.

Сегодня, в 2020 году, стоимость барелля скорее всего останется на текущих отметках и не упадет возможно до следующего заседания ОПЕК. Политическая обстановка стала стабильнее, фондовые рынки снова вернулись на пиковые позиции и трейдеры активно поддерживают котировки. Остается отслеживать последние новости и надеяться, что котировки не упадут снова резко.

Автор публикации

Почему дешевеет нефть? Прогноз цены на нефть

Осенью 2020 года все больше и больше людей начали задаваться вопросом о том, почему дешевеет нефть. Начиная с 5 сентября цены на все марки топлива начали стремительно падать. Тренд сохраняется и сегодня. История свидетельствует о том, что на протяжении всего периода существования международного нефтяного рынка имели место существенные предпосылки для роста и снижения цен, в том числе и те, которые создавались искусственно. Осень 2020 года не подпадает не под одно из исторических явлений.

О чем говорит история?

График цены на нефть время от времени стремительно двигался в одном из направлений на протяжении всей истории существования рынка. Один из эпизодов имел место за год до начала войны в Персидском заливе. В то время спотовая стоимость нефти составляла всего 18,05 долларов. В период войны цены на нефть марки «Brent» дошли до уровня 29 долларов, были и исторические на то время пики на уровне 41,5 долларов. Интересен тот факт, что как за день до начала военных действий, так и на следующий день после их официального завершения, стоимость топлива была идентичной – 19,93 доллара за баррель. Подобные ситуации имели место в период Исламской революции в Иране и во время ирано-иракской войны, в период азиатского финансового кризиса и во время второй войны в Ираке. В сентябре 2020 года ничего не предвещало колоссального падения. Как и каждый год, на фоне августа, в сентябре цена упала. Падение не было существенным, всего 4,5%.

Стремительное падение

Падение на 4,5% продолжилось и в октябре, а вопрос о том, почему дешевеет нефть сегодня, и на данный момент остается актуальным. Когда в середине осени цены на нефть оказались на уровне 86,4 доллара за баррель, аналитики начали беспокоиться. Это связанно с тем, что мире никаких экономических предпосылок для данного явления не было. Экономика мировых стран хоть и находилась в упадке, но катастрофической или кризисной ее назвать было весьма проблематично. Столь низкий тогда и относительно высокий для сегодняшнего дня уровень цен последний раз был зафиксирован в 2020 году после кризиса 2008 года. Мировые СМИ начали активно делать заявления, что причиной ситуации на рынке стали манипуляции США. Что случилось по факту, точно сказать невозможно, но экономисты выделяют одновременно несколько значительных факторов и явлений.

Сланцевый переворот

Достаточно большое количество мировых экспертов заявляет о том, что нефть падает в цене из-за тщательно скрываемой реальной стоимости разработок сланцевой нефти в Америке. Себестоимость разработки месторождений ископаемого намного ниже той, которую объявили общественности. На Женевской конференции представители крупных нефтяных компаний, таких как Morgan Stanley, Eagle Ford и Barclays Plc., заявили о том, что себестоимость добычи сланцевого горючего может варьироваться от 30 до 60 долларов за баррель. Это свидетельствует о том, что цена «черного золота» на мировом рынке не является критической. Также были сделаны прогнозы, что октябрьское падение цен должно скоро закончиться. К сожалению, этот прогноз цены на нефть так и не сбылся.

Манипуляции стран ОПЕК

Второй фактор, который привел к беспокойству относительно вопроса о том, почему дешевеет нефть, – это переизбыток предложения на рынке. В больших количествах на мировой рынок поступает «черное золото» из Ирана. Поставки из Латинской Америки и из Африки стали занимать весомую часть рынка. Политика удержания стоимости нефти путем снижения объемов ее добычи была категорически отвергнута странами ОПЕК. Большую роль в появлении большого предложения сыграли санкции, которые сняты ЕС с крупнейшей иранской танкерной компании NITC. ЕС активно поддерживает Тегеран, который также относится к числу крупных поставщиков. Горючее стало поступать на рынок и от американских производителей. Сказать более, в последнее время именно США инвестировало большие суммы средств в добывающую отрасль таких государств, как Южный Судан и Чад, Экваториальная Гвинея и Мозамбик.

Сброс нефти на рынок Америкой

Многие эксперты, задаваясь вопросом о том, почему дешевеет нефть, упоминают глобальный сброс Америкой на рынок больших объемов горючего. Часть национального резерва была отправлена на продажу по причине невысокой себестоимости сланцевых разработок. Вслед за Америкой к подобной распродаже прибегла Канада, которая приступила к сражению за свои активы в Заполярье, начав освоение территорий. Стоит сказать о подготовке президента Обамы к выборам 2020 года, что определяет его политику в отношении международного нефтяного рынка.

Ошибочные прогнозы

Сегодня нефть падает в цене и по той причине, что еще в середине осени 2020 года многие брокеры рассчитывали на возобновление стоимости нефти после падения. В своих прогнозах мировые аналитики отталкивались от теорий развития гражданских конфликтов в арабских странах и прогадали. Ложная информация о разрушении транспортных маршрутов и мест добычи горючего в арабских странах не сыграла спекулянтам на руку. Вместо ожидаемого роста разрушения терминалов в Ираке и Ливии не произошло. Наоборот, теперь там работает не один, а сразу два центра экспорта. Война идет таким образом, что она не вредит нефтедобывающей отрасли.

Активно отстаивает свои права и Курдистан, экспорт нефти которого оценивают в 4 миллиарда долларов. Ограничения и попытки пресечь каналы поставки Ираном закончились провалом. Летом 2020 года был объявлен суверенитет квазигосударства Арабский Халифат, через территорию которого на рынок транспортировалась «левая» нефть. Образование государства только простимулировало транспортировку в Европу дешевой полулегальной и нелегальной нефти.

Смена маршрутов

График цены на нефть продолжает стремительно двигаться вниз в связи с кардинальной сменой маршрутов ее поставки. Атаки войск США по Сирии усилили турецкое направление экспорта из Ирака. Прикрываясь борьбой с Халифатом, уничтожению подверглись порядка 27 НПЗ и крупнейший сирийский завод. В итоге Сирия покинула список основных поставщиков топлива из Ирака. Ее место заняли более продуктивные страны, такие как Курдистан и Турция. Более выгодная логистика простимулировала падение мировых цен. Нефтяной запас каждой из стран Ирака в полтора раза больше запасов, которые имеет Россия. Падение цен на нефть будет продолжаться по причине активной конкуренции между странами. Понижая ценовую политику, крупные поставщики, в частности страны ОПЕК, намеривают вытеснить всех конкурентов.

Конфликт между Америкой и Россией

Многие эксперты, пытаясь объяснить, почему в России дешевеет нефть, вспоминают старую добрую «холодную войну» между Америкой и Россией. Санкции, введенные по причине военного конфликта с Украиной, оказались недостаточно влиятельными, и экономика России практически не пострадала. Предположения говорят о попытках повлиять на действия правительства РФ путем управления мировыми ценами нефти. Понижение стоимости топлива приводит к сокращению доходов государства в долларовом эквиваленте. Следовательно, рубль к доллару ослабевает. Экономика страны становится не в состоянии поддерживать добывающую промышленность в должном объеме. Противоречие в данном предположении только в том, что от падения цен на нефть страдает не только сама Россия, но и США, многие другие государства.

Второстепенные факторы падения нефти

График динамики цен на нефть показывает нисходящий тренд не только в результате малозаметных на первый взгляд экономических факторов. Направление усиливают многочисленные второстепенные явления:

  • Изменение климата в мире.
  • Упрощенный навигационный доступ к новым Арктическим месторождениям.
  • Неоправданный Фукусимский синдром в энергетике. Рынки газа и мазута значительно увеличились в объемах.
  • Активная разработка технологий для добычи нефти, поиск альтернативных вариантов разработки месторождений.

Что будет дальше?

Мнение экспертов относительно вопроса о том, почему дешевеет нефть, немного расходятся в связи с экономической ситуацией в мире и активным разделением мирового рынка нефти. При этом большая часть игроков ориентирована на положительный исход ситуации. По данному вопросу высказали свое мнение многие крупные поставщики товара. При сегодняшней цене горючего ориентировочно в 55 долларов эксперты объявили:

  • К цене на уровне 60 долларов склоняются известные мировые аналитики, нефтяные и консалтинговые предприятия, эксперты.
  • Управление энергетической информацией США уже в январе назвало оптимальную стоимость топлива за баррель в размере 58 долларов.
  • Агентство «Прайм», опросив порядка 150 аналитиков, дает свой прогноз цены на нефть. Они предрекают изменение стоимости барреля в диапазоне от 50 долларов до 80.
  • Аналитики известной компании «Goldman Sachs» остановились на прогнозе в 50 долларов.
  • Bank of America Merrill Lynch делает ставки на цену в 40 долларов за баррель.
  • Президент корпорации ЛУКОЙЛ склоняется к стоимости нефти в 60 долларов за баррель.
  • Эксперты Morgan Stanley предполагают, что в первом — втором квартале 2020 года стоимость нефти будет удерживаться в пределах 57 долларов. При этом третий и четвертый квартал года, по словам представителей компании, сулит резкий рост стоимости нефтепродуктов до показателя в 70 долларов.
  • Швейцарские банки смотрят на ситуацию и вовсе оптимистически. Они верят в установление цен нефтепродуктов на уровне 70 – 85 долларов.

Несмотря на отказ многих крупных нефтяных компаний мира от своих планов и проектов, их ожидания остаются весьма оптимистическими. Несмотря на жесткую политику со стороны ОПЕК, подавляющее большинство специалистов склоняется к тому, что вскоре ситуация на мировом нефтяном рынке выровняется, и все понесенные убытки как странами, так и отдельными компаниями удастся восстановить. Пока же тренд падающий, и почему дешевеет нефть сегодня, никто уже не возьмется объяснять.

Почему упали цены на нефть?

Россия 26 августа – Новости. Международное энергетическое агентство объявило о том, что предложение нефти на мировом рынке растет «с головокружительной скоростью», несмотря на падение цен. За счет чего происходит такой рост и как долго это будет продолжаться?

Корреспондент НГС.НОВОСТИ встретилась с Алексеем Конторовичем — одним из самых известных российских ученых, научным руководителем Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, — и попросила его объяснить, почему тают нефтегазовые доходы страны, что будет с ценами на нефть дальше и может ли Россия сама обеспечить себя технологиями добычи нефти XXI века.

Нефтяной мир устроен достаточно сложно. Основные запасы нефти в мире сосредоточены на Ближнем Востоке в бассейне Персидского залива, а также в Венесуэле и Канаде. Из развитых стран наибольшими запасами нефти обладают Канада, США и Россия. Нефть бывает легкая, назовем ее традиционная, и тяжелая — обогащенная смолами и асфальтенами, трудная для переработки.

Так вот традиционными запасами нефти богат прежде всего Ближний Восток. Лидером является Саудовская Аравия. По современным оценкам, она обладает 35 млрд т запасов — это очень большие запасы. Иран и Ирак имеют, по их заявлениям, запасы порядка 20–22 млрд т. Оценка российских запасов, которая фигурирует в мире, — 10–11 млрд т. Я думаю, что она несколько заниженная, но порядок цифр примерно близок.

Объективно спрос на нефть растет непрерывно. Оценки показывают, что запасы традиционных нефтересурсов уже в 30–40-е годы этого века будут таковы, что добыча расти дальше не будет.

Но при этом численность населения Земли растет и потребление нефти в мире крайне неравномерное. В частности, примерно 12–16 % населения мира, которое называют «золотой миллиард», потребляет 70 % нефти, а примерно 80 % населения — все остальное.

Если эти страны хотят развиваться, то им надо наращивать потребление энергоресурсов — нефти и газа. Последние тридцать лет бурно развиваются экономики Индии, Китая, Юго-Восточной Азии в целом.

В ближайшие годы в рост экономики будут вовлечены страны Южной Америки, когда-то и страны Африки. Развитие экономики требует роста потребления основных энергоресурсов — нефти, газа, угля… Уже сейчас ясно, что это будет создавать дисбаланс на рынке. Поэтому в далекой перспективе цена на нефть будет только расти.

Почему же мы видим снижение цен сейчас?

Сегодня объективная ситуация такова, что Ближний Восток в любой момент может увеличить добычу нефти в 1,5 раз спокойно. Это создаст на рынке избыток нефти, цена на нее, естественно, упадет, что и приведет к подобным кризисным явлениям.

На этот раз все оказалось сложнее: дисбаланс на мировом рынке создали не страны Ближнего Востока, а Соединенные Штаты Америки. Я думаю, что это в какой-то мере был даже просчет: они сделали это, не желая снижения цен.

США достигли максимума добычи традиционной нефти в 1971–1972 годах прошлого века. После этого добыча традиционной нефти в стране непрерывно падала. США стали крупнейшим импортером нефти, завозя 500–600 млн т нефти в год.

И правительство, и компании искали выход из этой ситуации, когда они полностью зависели от импорта, и этот выход был найден в виде сланцевой нефти. США создали такие технологии добычи, которые позволили освоить месторождения, из которых раньше извлекать нефть не умели.

Очень быстро — за 8–10 лет США нарастили свою добычу до значительных объемов и, естественно, сократили импорт. На рынке оказалось несколько сот миллионов тонн нефти, которые раньше потребляли США, а теперь они никому оказались не нужны.

Цены, естественно, упали. К этому добавился еще один фактор: несколько снизились темпы роста экономики Китая, а Китай — второй после США потребитель нефти в мире.

Выгодна ли добыча сланцевой нефти при нынешних ценах на нефть, учитывая, что она гораздо дороже традиционной?

Так называемая «сланцевая» нефть — это большое достижение американских ученых и инженеров. Но эта нефть дорогая. По данным американских компаний, она становится рентабельна при цене не ниже 80 долл. за баррель, иногда минимум — 60.

Уже при 50 долл. за баррель она нерентабельна, поэтому, когда цена на нефть упала, это ударило не только по России, бюджет которой очень сильно зависит от продажи нефти, а также по экономике США: по имеющимся данным, в американских нефтяных компаниях сокращено около 150 тыс. человек, целый ряд компаний разорился.

Тут возникает вопрос: а как это случилось? А тут уже сыграл Ближний Восток, по-видимому, прежде всего Саудовская Аравия: когда цены на нефть стали падать, они могли сократить добычу на эти 300–400 млн т и цены бы удержались, но тогда у них продолжал бы действовать на рынке опасный конкурент в виде США — по существу, они бы открывали для них рынок.

Тогда, по-видимому, они решили: хорошо, пусть цены упадут, мы все равно будем получать сверхприбыли, хоть уже и меньшие, а вот экономика США добычи дорогой сланцевой нефти не выдержит, что и случилось. Как сложится конкретная политика и США, и стран арабского мира в этом в ближайшее время, сказать трудно. Я не думаю, что этот кризис закончится очень быстро, но он, конечно же, закончится.

Ходят разговоры, что выход на рынок нефти из Ирана, с которого в ближайшее время должны снять санкции, способен оказать еще большее давление на цены. Так ли это? Как это повлияет на Россию?

Иран — это крупный производитель нефти, который был ограничен в добыче из-за санкций, но Китай закупал у него нефть, как и другие страны Юго-Восточной Азии. Не закупали нефть в Иране только европейские страны и США. Сколько они будут брать нефти в Иране (после снятия санкций), мы не знаем, поэтому как выстроится иранский рынок, покажут ближайшие несколько месяцев – полгода.

Читаем внимательно:  Тройная скользящая средняя — TRIX, индикатор

Кроме этого, нужно иметь в виду следующее: традиционная политика и европейских стран, и США — это диверсификация поставщиков нефти.

Скорее всего, небольшой скачок цен на нефть вниз произойдет — появится миллион баррелей нефти в сутки, она будет искать себе потребителя.

Но, я думаю, не в интересах Ирана и не в интересах стран ОПЕК окончательно опускать цену на нефть.

Что сейчас происходит с добычей нефти в России? На сколько нам ее хватит?

Весь прирост добычи нефти в последние 8–10 лет (после пуска нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан») мы имели за счет ввода месторождений Восточной Сибири и республики Саха (Якутия). Там добыча будет наращиваться, там может быть введен в разработку ряд крупных месторождений: и на северо-западе Красноярского края, и в центральных районах Красноярского края.

Будет расти добыча нефти в Ямало-Ненецком автономном округе, в Ненецком округе. Короче говоря, в ближайшие 10–15 лет при грамотной работе нефтегазового комплекса и компаний добыча нефти будет стабилизирована или будет несколько возрастать, но не сильно — в этом и нет необходимости, так как спрос на прирост добычи несколько замедлится.

В частности, появление на рынке Ирана создаст нам определенную конкуренцию, то же самое с Ливией, имеющей большие запасы, которую тоже разгромили неслучайно — не Каддафи (Муаммар Каддафи, бывший глава Ливии. — Н.Г.) там был виноват, а интерес некоторых великих государств к ливийской нефти, как и в Ираке, и во многих странах мира.

Там, где начинаются какие-то сомнительные революции, там всегда пахнет нефтью.

Наша нефтяная промышленность будет развиваться стабильно, у нее есть некоторые проблемы технологичного характера, но я не вижу никаких оснований кричать караул, как это делают наши средства массовой информации с подачи или каких-то не очень квалифицированных людей, или людей, которые сознательно хотят посеять панику и сомнения в наших возможностях и тем самым недоверие к правительству.

А каковы перспективы России по добыче нефти на более отдаленное будущее? Есть ли в России сланцевая нефть и сколько ее?

Есть три направления, по которым мы можем наращивать добычу нефти и газа. Первое — мы только что приступили к месторождениям в Восточной Сибири, там есть перспективы для наращивания, второй район — это Арктика.

Мы уже ввели в разработку Приразломное месторождение в Печорском море, кроме него там сейчас в разведке Долгинское месторождение. По прогнозам Минэнерго, добыча нефти на море, включая Каспий, Сахалин, Печорское, должна быть доведена до 50 млн т. Мне кажется, эта цифра несколько завышенная для ближайших 10–15 лет, но ясно, что добыча на шельфе будет расти.

Наш самый главный резерв — это то, что вы назвали сланцевой нефтью, — это баженовская свита в Западной Сибири.

Именно эту, баженовскую по источнику, нефть мы добывали последние 50 лет традиционным способом. Но из баженовской свиты ушло только 30–40 % от того, что она генерировала за свою геологическую историю.

Примерно 60–70 % баженовской нефти осталось в глинисто-кремнисто-углеродистых породах этой свиты. Это не такие породы, из которых США добывают свою так называемую «сланцевую» нефть. Это настоящая сланцевая нефть, и технологии добычи такой нефти пока ни у кого в мире нет. В «бажене» сидит от 20 до 50 млрд т.

Я убежден, что при грамотной организации работы наша российская наука и промышленность такую технологию в ближайшие 10–15 лет создадут — сейчас многие наши институты и компании ведут работы по созданию такой принципиально новой технологии. Кстати сказать, американцы на технологию своей сланцевой нефти потратили 30 лет и затратили больше 30 млрд долл.

Как уже повлияли санкции, наложенные Западом на Россию, на нефтегазовую отрасль? Почему так исторически сложилось, что такая нефтегазовая держава имеет передовые технологии в атомной энергетике, а вот для нефтедобычи вынуждена их импортировать?

Я позволю себе здесь сказать только следующее: когда я слышу такие разговоры, мне хочется кинуться на людей с кулаками или перейти на ненормативную лексику, но я этого не сделаю, как вы понимаете.

Я хочу сказать вам, что Советский Союз с 1922 года и до 1941 года, а затем с 1945-го и до 1990 года жил и работал в условиях санкций: нам не давали хорошие компьютеры, нам не давали технологии, нам не давали ничего… Мы все сделали своими руками. Вот говорят, есть арктическая нефть и ее некому брать — а кто первым начал добывать нефть в Арктике? Советский Союз. Когда? В 1932 году.

Наши ученые и инженеры создали эти технологии, мы сегодня добываем нефти и газа в арктических месторождениях больше, чем все остальные страны мира, вместе взятые. Да, технологий для работы в Северном Ледовитом океане на сегодня нет, но их нет ни у кого — их нужно создать, направить на это деньги, собрать мощные научные и инженерные коллективы и решать эту задачу.

Последние 25 лет некоторые наши идеологи российской экономики считают, что можно жить только на то, что мы купим: нефтью торговать, а все остальное покупать… Это неправильная, ошибочная идеология, она и завела нас в тупик.

Поверьте мне, когда кончилась Великая Отечественная война, состояние экономики было более тяжелым, чем сегодня. Но тем не менее в то время был запущен атомный проект, космический проект, были запущены проекты строительства всех гидроэлектростанций, восстановлен Днепрогэс.

Все это мы реализовали на своих технологиях, своими мозгами и своими инженерами и рабочими. Поверьте мне, мозги не стали хуже в России, ученые не стали слабее, просто нужно выбирать направления главного удара, концентрировать на них усилия и деньги и решать неотложные задачи. Именно эту политику, политику реиндустриализации экономики России, выстраивает президент страны.

Да, сегодня мы не можем делать в России многое, что успешно делали четверть века тому назад… Но мы сами себя до этого довели. Сейчас у нас есть два выхода: или сконцентрировать усилия и создавать технологии XXI века, или окончательно встать на путь сырьевого придатка не только Запада, а и Востока…

Я за первый путь, а кто толкает Россию на вторую дорогу, дорогу отсталости, мне с ними не по пути, как и с теми СМИ, которые сеют панику, не верят в ум, трудолюбие и талант наших людей, наносят стране вред.

Почему падают цены на нефть?

Россия, 16 октября – Новости. Падение цен на нефть не прекращается. Стоимость барреля нефти марки Brent за последнюю неделю упала с $92,40 до $84,37. При этом, еще в сентябре цена была на уровне $100.

В падение стоимости из-за перенасыщенности рынка не верит никто. По мнению одних аналитиков, причина обвала – сговор США и стран Ближнего Востока против России, другие подозревают, что удар Саудовской Аравии, в конечном счете, нацелен на Штаты. Вице-президент крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть», журналист Михаил Леонтьев рассказал в интервью Накануне.RU о своем видении ситуации.

Вопрос: Можно ли рассматривать переизбыток предложения на рынке, как основную причину падения цен на нефть?

Михаил Леонтьев: То, что объективное предложение нефти на рынке избыточно – это правда. Но вопрос в том, почему оно избыточно и насколько долгосрочны причины повышения добычи. Если мы говорим о долгосрочной тенденции глобального предложения нефти, то падение цен к этому никакого отношения не имеет. То, что мы видим сегодня – это даже не одна игра, это комплекс обстоятельств и игр, как спекулятивных, так и манипулятивных. Первая причина сброса цен – стремление стран залива, в первую очередь Саудовской Аравии, сохранить долю на рынке любой ценой. Отсюда ценовой демпинг. Он носит очень странный характер, потому что для некоторых стран существующая цена уже находится за рамками их экономической стабильности. Но опять же, всегда можно демпинговать с расчетом на следующее повышение или панику по поводу утраты рынков. Вторая причина – спекуляции ценами на американском рынке, третья – ворованная нефть из зоны ИГИЛ. На рынок она выходит с большим дисконтом, что влияет на цены.

Вопрос: От цен на «черное золото» зависит не только благополучие стран-экспортеров, но и их существование. Падение мировых цен из-за увеличения добычи в Саудовской Аравии в 80-х годах прошлого столетия называют одной из причин крушения нашей страны. Можно ли сейчас говорить о подобных политических целях манипуляций на Ближнем Востоке?

Михаил Леонтьев: Эта версия имеет право на существование, но есть очень серьезные сомнения в ней. Сегодня ситуация 80-х годов не может повториться по одной простой причине: нет ни одного игрока на рынке, который мог бы в долгосрочном периоде держать цену на нефть на низком уровне на невыгодных для себя условиях. Только при таких условиях демпинг цен с целью разрушения России имел бы смысл. Американская сланцевая нефть, о которой сегодня так много говорят, базово дорогая. И там речь идет даже не о себестоимости, а о тех капиталовложениях, которые делаются в сланцевые разработки. Они огромные, это видно даже по американской динамике добычи, которая опережает все прогнозы. Что же касается Саудовской Аравии, то она действительно может поставлять на рынок очень дешевую нефть, но верстать бюджет страны на ней она неспособна. Стабильность страны обеспечивается ценой в $90 за баррель.

Вопрос: То есть заявления о том, что Саудовская Аравия готова к снижению цен до уровня около $80 на ближайшие несколько лет, тоже одна из форм манипуляции?

Михаил Леонтьев: Я думаю, что это демагогия и давление на рынок. В первую очередь, давление на американцев.

Вопрос: Но Саудовскую Аравию подозревают в сговоре с США.

Михаил Леонтьев: Возможно. Но на самом деле все может выглядеть иначе. Действия Саудовской Аравии — это попытка сохранить долю на американском рынке и таким самоубийственным способом попытаться остановить инвестиции в сланцевые месторождения. Такая концепция тоже имеет право на существование. Саудовская Аравия сейчас столкнулась с угрозами, которые несопоставимы по серьезности с тем, что было в 80-е годы. Это прямая угроза и снаружи и изнутри, страна может в любой момент развалиться. Для нее поддержание внутреннего баланса жизненно необходимо. Саудовская Аравия – искусственная страна, и правящая семейка прекрасно понимает — как только США превратятся в нефтяного нетто-экспортера, Саудовская Аравия развалится.

Вопрос: Не исключено, что при помощи США.

Михаил Леонтьев: Я говорил одному американскому сенатору: могу поклясться, в тот момент, когда Соединенные Штаты станут нетто-экспортером, выяснится, что в Саудовской Аравии нет демократии и ее давно пора бомбить. Я могу ставки на это делать. Саудовские товарищи, в отличие от тупого американского сенатора, это чувствуют шкурой. Можно иметь вынужденного союзника – не очень приятного, немного диковатого, я бы даже сказал, компрометирующего – когда он является ключевым экспортером и партнером по контролю за рынками углеводородов. Но когда он становится ненужным конкурентом, о союзнических отношениях не может идти речи.

Вопрос: В результате падения цен на нефть, могут пострадать российские инвестпроекты, по аналогии с американскими «сланцами»?

Михаил Леонтьев: Нам не нужны сланцевые проекты с точки зрения сегодняшнего баланса. Они нам нужны на будущее и для освоения технологий. Технология гидроразрыва пласта используется не только для добычи сланцевой нефти, но и для увеличения извлечения нефти на старых месторождениях. Пока у нас достаточно много традиционных нефти и газа. Есть очень хорошие сланцевые месторождения, типа Баженовской свиты, но они на сегодняшний день не имеют императивного характера для России, как «сланцы» для США. В России самые большие объемы запасов сланцевой нефти и в конечном итоге их влияние на нашу конъюнктуру будет усиливаться. Но от того, что добыча сланцевой нефти начнется не завтра, ничего не изменится.

Вопрос: Цена на нефть не может снижаться бесконечно даже с помощью спекулятивных механизмов главных игроков. До какого показателя она может упасть?

Михаил Леонтьев: Тот факт, что цена на нефть падает, еще раз говорит о спекулятивном характере процесса. Она падает каждый день. Если бы она держалась на низком уровне, мы могли бы предположить, что это равновесная цена. Но такая гипотеза не выстраивается. Мы имеем падение, которое никто не хочет останавливать, сейчас идет паническая игра в падение, соревнование скидок. Это значит, что цена упадет настолько ниже равновесной, что практически неизбежен ее отскок.

Почему падают цены на нефть?

Обычно серьезные политические потрясения и вооруженные конфликты в мире ведут к повышению цен на энергоносители. Сейчас конфликтов предостаточно: Украина, сектор Газа, Ирак. Однако стоимость барреля «черного золота» падает. Чем объясняется это явление и что будет дальше, рассказывают эксперты.

Стоимость нефти марки Brent в эти дни колеблется в пределах 101 — 102 долларов за баррель, на Urals — сорт, добываемый в России — она держится в диапазоне 98-99 долларов. Это на 11% ниже, чем еще год тому назад.

Профессор Мичиганского университета Лутц Килиан говорит, что драматизировать нынешнее падение цен не стоит. Даже для правительства России пока особых причин беспокоиться нет — во всяком случае из-за цен на нефть. Достаточно вспомнить, что в 2007 году цена за баррель марки Brent составляла в среднем 72,7 доллара, а в кризисном для России 1998 году — всего-навсего 12,7 доллара.

Кризисы же, указывает профессор Килиан, ведут к повышению цен только в том случае, если спрос намного превышает предложение. Сейчас такой ситуации на рынке нет. Даже вооруженный конфликт на Украине вряд ли поднимет цены. Ведь Владимир Путин, по убеждению профессора Килиана, поставки нефти не прекратит, потому что сам зависит от притока валюты.

Не видит никаких причин для беспокойства и руководитель московского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. В интервью Deutsche Welle он напоминает, что в основу бюджета России заложена цена в 100-105 долларов за баррель. «Тут нет ничего ужасного. Вот если бы цена упала до 60 долларов или еще ниже, тогда впору кричать «Караул!», — указывает Константин Симонов.

Но почему же все-таки цена на нефть падает? Глава отдела энергетики, транспорта и экологии Немецкого института экономических исследований (DIW) профессор Клаудия Кемферт полагает: «Мировой рынок нефти относительно насыщен и спокоен. Одна из причин заключается в том, что США сегодня добывают намного больше нефти, чем в прошлом. Канада тоже планирует намного повысить добычу. И Россия, и Саудовская Аравия продолжают поставлять нефть. А спрос не слишком велик из-за прогнозов развития конъюнктуры».

Предложение на рынке растет и за счет того, что в Ливии удалось восстановить два нефтяных терминала. А в Ираке воздушные удары ВВС США и атаки курдских вооруженных группировок остановили наступление террористов «Исламского государства» на богатые нефтью регионы.

Константин Симонов предлагает еще свое объяснение: «На самом деле вся нефть, которая торгуется сегодня — это нефть бумажная. Это нефтяные фьючерсы, контракты, большая часть которых до физического исполнения не доводится. Нефть сегодня — это финансовый инструмент. Поэтому понять механизм рынка, почему нефть вдруг дорожает или дешевеет, никто до конца не может. В ряде случаев геополитические кризисы или природные катаклизмы, например ураганы, приводят к повышению цен, а в других — нет. Наоборот, цены падают».Влияние США на цены на нефть

Стоит ли усматривать за падением цен «козни коварного Госдепа»? Профессор Кемферт от прямого ответа на этот вопрос уходит. Она указывает, что «цена на нефть определяется на мировом рынке. И тут действует множество факторов». «Американцы добывают все больше нефти. Но и они не в состоянии в одностороннем порядке диктовать цены на нефть», — говорит Кемферт.

А вот Константин Симонов на вопрос об американском влиянии на падение цены на нефть только смеется. Хотел бы Госдеп обрушить нефтяные цены, ему даже не потребовалось бы плести интриги с Саудовской Аравией и другими странами ОПЕК. Достаточно было бы сократить приток денег в нефтяные фьючерсы. Но США, по мнению Симонова, не заинтересованы в резком снижении цен на нефть и вот почему: «Сегодня в США идет серьезное увеличение производства так называемой «нетрадиционной» нефти. Это довольно дорогие проекты. Если цена упадет до уровня в 80-90 долларов, то эти проекты станут нерентабельными».

Открываем торговый счет и получаем бонусы от брокера:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Бинарные опционы - ваш путь к миллиону!
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: